Показательная ситуация

Коррупцию в ритуальной сфере можно изжить.





В Саратове, как известно, полным ходом идет процесс по делу экс-прокурора Кировского района Андрея Пригарова. Напомним, по версии следствия, контрольно-счетная палата города Саратова в свое время выявила некие финансовые нарушения в деятельности МУСПП "Ритуал". Пригаров якобы обещал в обмен на некие ежемесячные выплаты поспособствовать, чтобы директор "Ритуала" Михаил Шулекин после этого не лишился должности. Сначала Шулекин заявлял, что таким образом успел перечислить прокурору почти 18 млн рублей, позже эта сумма была снижена до 7,7 млн. Примечательно, что в декабре 2020 года в отношении Шулекина всё-таки было возбуждено дело по ст. 160 УК РФ (Присвоение или растрата), но потом его якобы прекратили. Еще любопытнее, что на фоне всех событий сам МУСПП "Ритуал", как бы парадоксально это ни звучало, оказался практически банкротом.


Вместе с тем, как выяснил "ОМ", еще несколько лет назад в Саратове был разработан проект целой муниципальной программы, направленной именно на снижение коррупционности в ритуальной сфере. Однако она так и не была воплощена. Ее инициатор и разработчик – Алексей Осипов, несколько лет отработал в региональном правительстве – курировал, в том числе, вопросы благоустройства и ритуальной сферы, имеет квалификационный сертификат от Минпромэнерго РФ о наличии необходимых компетенций в деятельности по организации и управлению предприятиями в похоронном деле.


- На ваш взгляд, странная ситуация вокруг муниципального "Ритуала", о которой "ОМ" не раз писал, достаточно показательна для Саратова? В том смысле, что всё уголовно-криминальное, что в данной сфере происходит, рано или поздно должно было к этому привести. И может ли быть из этой ситуации выход как таковой?


- Расскажите где-нибудь за пределами области, что у вас "Ритуал" вдруг оказался в предбанкротном состоянии - вас просто засмеют! Чиновники мне объясняют: а нам прокуратура не разрешает выделять его среди других предприятий. Но ведь федеральное законодательство отдало вопросы ритуального обслуживания населения на муниципальный уровень! У вас есть городская дума, вы сами пишете документы, которые утверждаются этой думой. Причем здесь прокуратура? Какое вообще она имеет к этому отношение? Если она с чем-то не согласна, пусть сформулирует письменно, что они против, чтобы муниципальное предприятие зарабатывало и развивалось. Никто из них на это не пойдет, потому что это чревато. Прокуратура вдруг заинтересована в том, чтобы МУСПП "Ритуал" был ликвидирован – абсурд! МУП априори не может быть прибыльным сам по себе. По той же логике надо и трамвайно-троллейбусные муниципальные предприятия закрывать – пусть только частники там и возят…


- Но с другой стороны, может и нет в этом ничего страшного? Существует же, в конце концов, такая практика, как частные кладбища.


- Да, существует. Но вы представляете, что это такое? Я вот не люблю Ивана Ивановича, и значит, не дам ему места на своем кладбище и пусть он делает, что хочет. С одной стороны, есть Конституция, которая всем дает равные права, а с другой стороны – есть интересы частника. То есть такие кладбища могут существовать, но только вместе с муниципальными, а не вместо них. Если не будет муниципального "Ритуала", то кто тогда будет захоранивать невостребованные трупы? Ни один частник на это не пойдет, ему это не надо.


Вернусь к первому вопросу. Eще в Библии сказано - человек слаб и подвержен порокам. Видеть, как мимо тебя идут огромные наличные деньги – а, по моим сведениям, в Саратове может проходить до 15 млн рублей в месяц – это слишком большое искушение для человека. И ситуация вокруг МУСП "Ритуал" это лишний раз доказывает. Неудивительно, что в этой сфере всегда был криминал, всегда была мзда, присвоение и растрата и прочее – удержаться от этого очень сложно. Но, исходя из своего опыта, я убежден, что с этим вполне можно справиться совсем, казалось бы, скромными усилиями. Прежде всего, чиновникам никогда нельзя оставлять "коридор" для выбора. Если указано, что за некую услугу, деяние или недеяние берется не фиксированная сумма, а плавающая, от одной "цифры" до другой, – всё, там однозначно будет коррупция. Будут искать и находить тысячу и один способ давать по минимуму, а брать по максимуму, забирая разницу к себе в карман. К сожалению, так везде – не только в похоронном деле. То есть выход элементарный – постараться по максимуму везде устанавливать четкие конкретные тарифы. Казалось бы, всё просто. Но видимо, в сохранении сегодняшнего положения заинтересованы слишком многие, в том числе и высокопоставленные лица. Пока мы не можем пойти даже на это.


- И всё-таки это больше теория, а хочется больше конкретики. Тем более раз мы говорим о том, что муниципальный "Ритуал", через который проходит по полтора десятка миллионов, не просто должен, но и может зарабатывать их полностью легально.


- По закону специализированную похоронную службу может организовывать только муниципалитет. А я предлагаю просто добавить строчку: организовывать или присуждать такой статус на основании конкурса. Параметры отбора давно разработаны, я их уже предлагал. Обученный персонал, наличие специализированного транспорта и т.д. Одним из основных условий присуждения статуса специализированной службы должно стать еще и участие в муниципальной программе благоустройства и реконструкции кладбищ. Это будет абсолютно нормально. С каждого захоронения, скажем, 1 000 рублей уходит на эту программу. Любой частник, я уверен, от этого не откажется, только если будет уверен, что эти деньги идут не в карман кому-то. В среднем в год в Саратове умирает примерно 13-15 тысяч человек, с присоединением Гагаринского района – еще больше. Если по тысяче рублей, это не менее 13 млн идут плюсом в муниципальную программу. Единственное – эти деньги нельзя будет обналичить, они идут на конкретные цели. Создается попечительский совет из уважаемых людей, депутатов - они собираются, допустим, раз в полгода, наделяют статусом специализированной ту или иную организацию и перед ней же отчитываются, куда пошли ее деньги.


Есть и другой момент. Когда в Саратове как бы закрывали Воскресенское кладбище, я специально поднимал архивы: в постановлении горисполкома в 1977 году четко сказано - не закрыть, а приостановить захоронения на Воскресенском кладбище для реконструкции и модернизации. На своем, муниципальном, уровне нам можно и нужно принять программу регенерации старых кладбищ. Во-первых, период минерализации по закону - 15 лет. То есть минерализация прошла, можно останки убирать и захоранивать заново…


- Не слишком ли кардинально?


- В православной Греции, например, останки лежат 3 года. Потом, если родственники не платят, останки убираются и утилизируются - и всё заново. У нас земли, слава Богу, побольше. Но на том же Воскресенском есть явно заброшенные захоронения – я не говорю про 18-19-й века, там всё понятно. Я имею в виду захоронения 70-90-х годов. Ставим там табличку: "Прошу привести захоронение в порядок", она стоит там год. Если за это время привели в порядок – хорошо. Если никто даже не обратился – собираются документы, подаются в суд, суд признает это захоронение бесхозным. Туда "Ритуал" загоняет свою технику, если останки еще есть – они перезахораниваются на действующем кладбище. А на их месте земля регенерируется, комитет экономики всё это официально обсчитывает, и место продается как, например, семейное захоронение. Я думаю, в Саратове найдется немало людей, которые захотят себе такое выкупить – и опять-таки это не теневые деньги, которые пойдут кому-то в карман, а всё официально. А таких участков не единицы и даже не десятки.


- Похожая ситуация и в Энгельсе. Восточное кладбище там официально считается закрытым по причине отсутствия свободных мест уже более 10 лет. Однако, как писали СМИ, это не мешает периодически его "приоткрывать" - видимо, за большие деньги, проходящие мимо официальной кассы. В принципе, чем не коррупционная составляющая?


- На действующих кладбищах тоже можно заранее отвести участки под семейные захоронения и продать их на аукционе. Хочешь место поближе – не вопрос, это захоронение 1-й категории, стоит столько-то, в другом конце кладбища - уже совсем другая категория, дешевле. В Венгрии, например, давно так. Но, опять-таки, это должны быть официальные ценники, утвержденные городской думой. Всё должно быть максимально четко и прозрачно. Человек пришел, официально заплатил, зная, что деньги идут не куда-то и даже не в бездонную муниципальную казну, а именно на программу развития кладбищ, на их благоустройство, установку новой ограды и т.д., получил документы - и всё спокойно, все рады.


- Ну и самое главное. Есть ли реакция на ваши предложения со стороны мэрии Саратова? Знаю, что вы и к бывшему главе Исаеву тоже обращались. Есть результаты этих обращений, хотя бы что-то обещают?


- Я последовательно обращался со своими предложениями ко всем мэрам Саратова. Реальной поддержки не нашел ни у кого. 28 июля я всё-таки попал на личный прием к Михаилу Исаеву. Записался я 1 июля – и всё это время меня его подчиненные пытались отговорить. Мол, придите сначала к нам, мы с вами побеседуем. Но, понимаете, я не Дон Кихот, бороться с ветряными мельницами я не собираюсь. Я смотрю на эти грабли, на которые мы в Саратове постоянно наступаем, и прекрасно понимаю, что один я эту систему не сломаю. Мне нужно мнение первого лица – скажет "Не надо", я про это всё забуду и отойду в сторону. Насильно мил не будешь. Пробился я всё-таки тогда к Исаеву, он при мне дал поручение комитету разобраться. Ждал неделю, вторую – тишина. Вышел на зампредседателя комитета, который это всё курирует, - неделю с ним пытался выйти на диалог. Попросили прислать тезисы – выслал тезисы. Еще неделя прошла, другая – зам уже даже перестал брать трубку. Встретился я с председателем комитета (экс-директор "Дорстроя" Александр Гусев. – "ОМ".). Всё ему рассказал – он мне говорит: мне нравится ваш настрой, но надо посоветоваться с Исаевым. С тех пор прошло несколько месяцев - уже и Исаева там нет. А воз и ныне там. За всё это время, начиная с июля, ни одного совместного обсуждения не было. Не было сделано ни-че-го. Теперь пытаюсь записаться к новому главе. Для меня это уже стало принципиальным - довести это до конца.


Автор: Павел Коротаев


Источник