"Девяносто"

Круглую дату в своей истории отмечает Музей городской скульптуры Северной столицы выставкой "90".





Его история началась не с главного экспоната — «Медного всадника». Прародителем стал Музей-некрополь, основанный в 1932 году для сохранения уникального собрания мемориальной скульптуры XVIII — начала ХХ века. Тогда в его состав вошли Лазаревское кладбище бывшей Александро-Невской лавры, соседнее Тихвинское кладбище и здание Благовещенской церкви. Нынешнее имя музей получил спустя семь лет, когда в его ведение поступили городские памятники и мемориальные доски. Девять десятилетий вместили в себя много событий.


О них рассказывает графический раздел выставки. Здесь свидетельства первых шагов музеефикации, научного описания старинного некрополя, укрытие памятников города в трагические дни Великой Отечественной войны… В 1912 году архитектор, художник, график В. Талепоровский выполнил обмеры, на основе которых появилась серия офортов «Памятники Лазаревского кладбища». На листах из этого альбома изображение лучших надгробий пантеона: В. Чичагову, Е. Куракиной, А. Воронихину. Особый интерес представляют работы, фиксирующие спасение памятников в годы войны. На литографиях художника И. Астапова укрытые деревянными щитами, досками и мешками с песком монумент Петру I на площади Декабристов, памятник Николаю I на Исаакиевской площади, сфинксы перед Академией художеств, памятник Ленину у Финляндского вокзала. Момент возвращения на постамент бронзовой конной статуи Петра Великого перед Инженерным замком запечатлел архитектор-художник А. Барутчев.


Для скульптур, занимающих центральное пространство зала, выбран неожиданный сюжет: каким могло быть монументальное убранство нашего города. Выставка объединила модели установленных памятников, тех, что могли быть на их месте, и тех, что по разным причинам не дождались воплощения. Большинство скульптур впервые достали из запасников.


Начиная с 1947 года до конца 1980‑х музей активно участвовал в работе по сооружению памятников: будь то художественные советы, конкурсные жюри, организация выставок и обсуждение проектов. Ему передавали проекты монументов, намеченных к установке. Выставка знакомит с историей проектирования памятников Пушкину, Гоголю, Некрасову, Горькому, Ломоносову, Белинскому, Менделееву, Островскому. В числе участников конкурсов — выдающиеся скульпторы того времени: М. Аникушин, Н. Дыдыкин, В. Рыбалко, В. Стамов и другие.


В коллекции музея 400 конкурсных работ разных лет. Второе место по количеству изображений после Ленина занимает Пушкин. На выставке демонстрируются модели — победители двух конкурсов. Мало кто знает, что памятник главному поэту России до войны собирались поставить на Стрелке Васильевского острова. Лучшим был признан проект московского скульптора Ивана Шадра. Споры вызвало место установки. В послевоенном конкурсе спустя два десятилетия победителем стал Михаил Аникушин. Его работа сегодня украшает площадь Искусств. На юбилейной выставке впервые рядом показаны нереализованная работа Шадра и воплощенная — Аникушина. Сопоставление отражает дух времени. Первый создал трагический образ, второй — вдохновенный.


Многолетняя история связана с проектированием памятника Ломоносову. На выставке пять моделей, созданных разными мастерами. В конкурсе 1960 года лучшим был признан проект коллектива скульпторов М. Габе, Л. Торича, П. Якимовича. Отмечалось, что авторами «раскрыт образ гениального ученого-практика, вышедшего из народа, полного сил и замыслов, гордого сознанием возможностей человека в познании тайн природы». Работа над памятником продолжалась, когда спустя почти два десятилетия художественно-экспертный совет признал модель устаревшей — «не раскрыт образ великого русского мыслителя». Лишь в 1986 году на Менделеевской линии Васильевского острова состоялось торжественное открытие памятника Ломоносову, созданного другим коллективом: скульпторами В. Свешниковым и Б. Петровым, архитекторами Э. Тяхтом и И. Шаховым. На выставке можно видеть как проект победителей, так и наиболее интересные работы других ленинградских скульпторов.


Здесь стоит вспомнить еще один поворот монументальной истории нашего города. Летом 1957 года на Менделеевской линии на временном постаменте стояла совсем другая скульптура — отлитая в гипсе фигура Менделеева. Постановление о сооружении памятника ученому было принято в 1948 году.


К участию в конкурсе пригласили лауреатов Сталинских премий народного художника РСФСР М. Манизера и заслуженного деятеля искусств В. Лишева. На выставке представлена конкурсная модель работы Лишева, с которым был подписан договор. Спустя шесть лет, когда скульптор подошел к последнему этапу работы, его модель показали представителям научного мира. Сотрудники Музея Д. И. Менделеева выступили с резкой критикой, им показалось недостаточным портретное сходство. А члены совета — известные скульпторы В. Исаева, И. Крестовский, В. Цигаль высоко оценили художественные достоинства модели. Их решение было единогласным: модель принять. Однако получившая высокую оценку профессионалов скульптура так и не была отлита в бронзе.


В послевоенные годы конкурсы на создание памятника объявляли один за другим. Но далеко не все замыслы воплотились в жизнь. На выставке можно видеть, каким мог быть памятник литературному критику и публицисту Виссариону Белинскому. Впервые о возведении монумента заговорили в 1948 году. Тогда в городских газетах появились репортажи об установке закладного камня у ДК имени Кирова. К замыслу вернулись в 1961‑м. Но ни тот ни другой проект так и не был реализован.


Постановление 1961 года об устранении излишеств в расходовании государственных и общественных средств на сооружение памятников поставило точку и в работе над памятником Гоголю, длившейся почти десятилетие. Макет монумента скульптора Валентина Бублева, победившего в конкурсе 1954 года, «примеряли» к двум точкам на карте города — у портика на Перинной линии и на Манежной площади, где закладной камень памятника писателю можно было видеть еще в 1990‑х.


Сравнивая между собой модели памятников, представленные на выставке, можно видеть, как шли поиски образа, менялись художественные замыслы. У скульптора Веры Исаевой на поиск решений, от которых зависит восприятие памятника Максиму Горькому, ушли годы. В частности, было предложено отказаться от трости и шляпы в руках писателя, чтобы не напоминали памятник Горькому в Москве. В 1958 году состоялся просмотр двухметровой фигуры — рабочей модели. Она представлена на выставке. Известные скульпторы-монументалисты высказали много профессиональных замечаний, но модель утвердили. Воплощения замысла в материале Вера Исаева не дождалась. После ее смерти памятником занимался уже Михаил Габе.


Автор Людмила Леусская


Источник